ПЕТЕРБУРЖЦЫ - ЗА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ
ГОРОД ДЛЯ ЛЮДЕЙ ИЛИ ГОРОД ДЛЯ АВТОМОБИЛЕЙ? БУДУЩЕЕ ЗАВИСИТ ОТ ТЕБЯ
ГЛАВНАЯВ МИРЕВ ПЕТЕРБУРГЕОФИЦИАЛЬНОПУБЛИКАЦИИ

ГЛАВНАЯ
МАТЕРИАЛЫ
В МИРЕ
В ПЕТЕРБУРГЕ
ПУБЛИКАЦИИ
ОФИЦИАЛЬНО
ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ
ЧТО ДЕЛАТЬ?
ДЛЯ ПРЕССЫ
ФОТО
ВИДЕО
КАРТЫ
О НАС • КОНТАКТЫ
ССЫЛКИ
ПОИСК


 Правда ли что?
Правда ли, что трамвай - это очень дорогое средство транспорта?

подробнее



 Правда ли что?
…выделять полосы дорог только для ОТ - неоправданно дорого и сложно?

подробнее



 Мы рекомендуем:









Омнибус - газета о пассажирском транспорте



Яндекс.Метрика


Вы можете помочь сайту
кошелёк WMZ
Z324941371958
или
Помощь сайту
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
05.11.2008

Жизнь без «Горьковской»: кто виноват и что делать?


Ведущий: Виталий Лукашов.

Гости передачи: Владимир Гарюгин, начальник ГУП "Петербургский метрополитен"; Олег Засорин, главный редактор газеты "Смена".


В. ЛУКАШОВ: Газета «Смена» поссорилась с начальником «Петербургского метрополитена» Владимиром Гарюгиным. Как пишет издание, он отказался давать интервью, поэтому в газете напечатали одни вопросы. Вот, например, один из них: «Не считаете ли Вы необходимым уйти в отставку, как этого требуют многие горожане?» В ответ Владимир Гарюгин предложил главному редактору «Смены» встретиться в прямом эфире – своего рода очная ставка, потому что слово живое от печатного все же отличается. Сегодня мы предоставили такую возможность, и говорить будем не только о тех проблемах, которые возникли после закрытия метро «Горьковская» и которые, к слову, до сих пор до конца не решены, но и об отношениях уважаемого средства массовой информации и руководителя едва ли не главного транспортного предприятия города. Присоединяйтесь к беседе по телефону и на сайте. Ждем ваши мнения и вопросы. Публикации о деятельности метрополитена и его начальнике Владимире Гарюгине на страницах «Смены» в последнее время появляются каждую неделю, но ничего хорошего не пишут. Дело дошло до того, что встретиться с главным редактором издания господин Гарюгин предложил только в прямом эфире. Поводом для конфликта стало закрытие метро «Горьковская», как следствие – давка на соседней «Петроградской», пробки, потеря времени, опоздания на работу. Итак, почему поссорились метрополитен и «Смена»? И что можно сделать, чтобы облегчить участь пассажиров? Присоединяйтесь к беседе.

Б. ГЕРШТ: Добрый вечер. В преддверье разговора в судии о современных проблемах метро я предлагаю вам вспомнить годы, когда центральные станции ленинградской подземки только строились.

В. ЛУКАШОВ: Интересно, что было бы, если бы тогда газета «Смена» покритиковала строительство метрополитена? Как выясняется – было, за что. Спасибо, Борис Иосифович. А я представлю наших гостей. Начальник государственного унитарного предприятия "Петербургский метрополитен" Владимир Гарюгин. Здравствуйте, Владимир Александрович.

В. ГАРЮГИН: Добрый вечер.

В. ЛУКАШОВ: И из открытой студии 5 канала к нам присоединяется главный редактор газеты "Смена" Олег Засорин. Олег Александрович, и Вам добрый вечер.

О. ЗАСОРИН: И Вам добрый вечер.

В. ЛУКАШОВ: И Вам же первый вопрос. Расскажите, как дело было. Вы напечатали интервью, в котором не было ответов – были одни вопросы. Расскажите, как так произошло.

О. ЗАСОРИН: Сначала я хочу сказать, что, наверно, конфликт не между газетой «Смена» и метрополитеном, а между большинством петербуржцев, пользующихся метрополитеном, и ведомством господина Гарюгина. Газета «Смена» всего лишь отражает общественное мнение, и оно сейчас очень негативное по отношению к ведомству господина Гарюгина. Я говорю об этом не просто как редактор газеты, а как пассажир метро, пользующийся метрополитеном достаточно часто. Сегодня, например, в 6 часов вечера (я специально засек время) 18 минут я входил  на станцию метро «Петроградская». Это огромный хвост с улицы, спускаются люди в подземный переход, войти на станцию можно только через подвал вот этот с горловиной, где люди давят друг друга. Я считаю, это безобразие. И собственно, об этом и писала газета «Смена». Интервью без ответов появилось немножко позже, когда мы попробовали получить какие-то комментарии у Владимира Александровича, и этих комментариев не дождались. Мы опубликовали вопросы, а вместо ответов господина Гарюгина поставили многоточия. Это необычная форма, эпатажная форма, но на мой взгляд, это выход из ситуации, если чиновник не хочет общаться с прессой. Да ладно, с прессой – если чиновник не хочет объяснить горожанам, что же заставило метрополитен сделать так, как сделано, - о чем тогда можно говорить?

В. ЛУКАШОВ: Давайте спросим тогда. Владимир Александрович, почему Вы не объяснили газете «Смена» и ее читателям, что произошло? Почему Вы отказались от интервью?

В. ГАРЮГИН: У Олега Александровича несколько мания величия – он считает на сегодняшний день, что эта газета отражает мнения горожан. Честно говоря, я думал: может, молодой журналист мог написать многие вещи, непроверенные факты. Но когда слышу сейчас из уст главного редактора эти вещи, начинаешь понимать, что здесь очень много предвзятого мнения. Ну, я что могу сказать здесь – одно: любая станция, любой ремонт (будь он ремонт в квартире, когда люди испытывают неудобства)…

В. ЛУКАШОВ: Давайте сначала так: Вы отказались дать интервью?

В. ГАРЮГИН: Нет, ко мне никто с интервью не выходил. На меня с интервью не выходили. Мне дали вопросы, на которые предложили ответить. Но учитывая, что на протяжении целого ряда не недель, а месяцев идет такая негативная информация по метрополитену, ничем не обоснованная, я поэтому вынужден был предложить… Я просто не доверяю этой газете. И когда Вы спросили: что было бы в 60-е годы? Газета «Смена» в те годы – она могла написать остро, но никогда бы не написала непроверенные факты, тенденциозно излагая эти факты, предвзято излагая эти факты, не основываясь ни на одном факте. Поэтому я бы мог сказать сегодня… Конечно, безусловно, отрицать о том, что после закрытия станции метро «Горьковская» транспортная ситуация в городе улучшилась – безусловно, это нет.

В. ЛУКАШОВ: Ну, она ухудшилась – да не то слово, как!

В. ГАРЮГИН: Ухудшилась! Да, ухудшилась. Но я хочу показать тоже здесь. Я не знаю, по каким часам 18 минут засекал господин Засорин, но безусловно, там проблемы – они есть. Но когда… Я вообще считаю, и за свой многолетний уже опыт работы на транспорте, я вообще считаю, что каждый человек должен заниматься своим делом. Вот просто выскочило одно из предложений – из какого-то подвала люди поднимаются.

В. ЛУКАШОВ: Из подземного перехода.

В. ГАРЮГИН: Да, из подземного перехода – я цитирую: из подвала, из подземного перехода. Мы отвечаем (помимо графика работы метрополитена), отвечаем еще за целостность и здоровье наших жителей. Чтоб человек утром встал и поехал утром на работу, и он мог вечером вернуться не только не помятым, но и не травмированным.

В. ЛУКАШОВ: А какая связь между входом из подземного перехода и здоровьем граждан?

В. ГАРЮГИН: Связь – встречные пассажирские потоки. Станция «Петроградская», на которой в вечернее время и в утренние часы пик и входной, и выходной поток практически равноценны. И если мы дадим возможность этим потокам пересекаться, то, как правило, в этих ситуация, прав всегда сильный. А если сильный начнет идти против потока, значит, кого-то (или женщину, или пожилого человека, или ребенка) может на сегодняшний день травмировать. И у нас это правило – это канон. Начиная – вот не заданы были еще вопросы: почему издеваетесь над людьми и открываете несколько дверей?

В. ЛУКАШОВ: Не все – а всего лишь одну.

В. ГАРЮГИН: Не все мы открываем, поскольку… Вот если бы газета внимательно разбиралась в этих вопросах, она бы, наверно, могла бы получить от нас информацию о том, что эскалатор может. Пропускная способность эскалатора – 5 тысяч пассажиров. Двери – 4 тысячи пассажиров. Поэтому если у нас работают 2 эскалатора на пуск, мы, как правило, открываем 2 двери. Потому что если мы откроем 5 дверей, то людей подавят, и травмирует об эскалатор.

В. ЛУКАШОВ: Олег Александрович, Вы начинаете получать ответы на свои вопросы? Получили ответы? Или у Вас еще есть?

О. ЗАСОРИН: Я так понял, что это судилище над газетой «Смена». Я бы хотел уйти от этого, потому что «Смена» - это газета. А метрополитен – это метрополитен. Это фактически монополист на рынке. У города нет другого метро. Что касается замечаний Владимира Александровича. Я оставлю за скобками то, что он сказал обо мне лично, – если это его мнение, он имеет на это право. Я бы хотел все-таки поговорить о проблемах метро. А Владимир Александрович сейчас начинает оправдываться. Он фактически оправдывает то, что люди постоянно в давке.

В. ЛУКАШОВ: Давайте – мы предоставляем, Олег Александрович, задать вопрос, чтобы претензий, в общем-то, у сторон не было. Итак, какие еще вопросы?

О. ЗАСОРИН: Я начну с последнего вопроса: не хочет ли Владимир Александрович уйти в отставку?

В. ГАРЮГИН: Только после Вас.

О. ЗАСОРИН: Хороший ответ.

В. ГАРЮГИН: Подумаю только после Вас.

О. ЗАСОРИН: Договорились.

В. ЛУКАШОВ: А почему Вы считаете, что он должен уйти в отставку?

О. ЗАСОРИН: Я считаю, что руководитель отвечает за то, что происходит в его ведомстве. И если в метрополитене, на мой взгляд (и не только на мой – на взгляд многих людей), твориться безобразие, то руководитель метрополитена должен уйти в отставку. Это мое мнение.

В. ЛУКАШОВ: О Вашем вопросе – Вы его не до конца задали. В оригинале в интервью было: «Не считаете ли Вы необходимым уйти в отставку, как этого требуют многие горожане?» Олег Александрович, хотелось бы узнать, а какие горожане требуют Гарюгина в отставку?

О. ЗАСОРИН: Я думаю, что достаточно просто спуститься в подземный переход на «Невском проспекте», в тот же подвал (я утверждаю, что это подвал) на «Петроградке», в переход пешеходный со станции метро «Сенная» на станцию метро «Садовая»…

В. ЛУКАШОВ: Так, подождите, горожане требуют отставки Гарюгина или не требуют? Лично я не видел митингов, никаких обращений от общественности не было, не поступало.

О. ЗАСОРИН: Народ, как мы знаем, очень терпелив. И естественно, нет никаких ни митингов, ни петиций по поводу того, что Гарюгина необходимо отправить в отставку. Более того, люди в большинстве своем, как мне кажется, даже не знают эту фамилию. И наверно, слава богу. Потому что Владимир Александрович – чиновник, люди не должны знать всех чиновников пофамильно и в лицо. Но, тем не менее, возмущение людей, находящихся в метро, возмущение людей, которые стоят в пробках в трамваях от метро «Горьковская» до «Площади Ленина» по улице Куйбышева – наверняка знаете эту ситуацию…

В. ЛУКАШОВ: Конечно.

О. ЗАСОРИН: Оно огромное – это возмущение. И зачем, кому нужно провоцировать вот это народное негодование, мне непонятно. Может быть, Владимир Александрович знает?

В. ЛУКАШОВ: Владимир Александрович?

В. ГАРЮГИН: Я тогда просто один вопрос: что значит народное негодование? Почему на сегодняшний день закрытие станции на капитальный ремонт расценивается как какой-то противоправный акт?

О. ЗАСОРИН: Я не говорил, что это противоправный акт.

В. ГАРЮГИН: А в чем вопрос тогда? Я не понимаю, в чем тогда вопрос. Станция закрыта на капитальный ремонт.

О. ЗАСОРИН: Вопрос в том, что закрытие этой станции было не продумано и не обставлено дополнительными мерами, которые смогли бы разрулить пассажирские потоки.

В. ЛУКАШОВ: Владимир Александрович, чувствуете ли Вы ответственность за то, что произошло 13 октября и продолжается в той или иной мере до сих пор?

В. ГАРЮГИН: Понимаете, я могу на эти вопросы… Хоть там любые эти монологи, на сегодняшний день главным редактором воспринимаются любые мои ответы как оправдание – я не собираюсь оправдываться. И тем более, перед газетой «Смена» - не собираюсь ни в коем случае оправдываться. Вопрос, я говорю, упирается в одно. Любой здравый человек понимает – если в помещении тесно, то только два варианта: или должно быть меньше народу, или больше помещение.

О. ЗАСОРИН: Вы предлагаете уничтожать народ?

В. ГАРЮГИН: Я Вас не перебивал – наберитесь терпения. Если касается метрополитена, решение проблемы глобальное в городе может быть только одно – расширение сети метрополитена. И в последние годы город активно этим занимается. В десятки раз увеличено финансирование – другого пути нет. Но не ремонтировать станции сегодня нельзя. Вы понимаете? Я просто хочу Вам сказать пример: закрыли (издеваются над людьми) станцию «Балтийская». По нашим нормативам, каждый эскалатор проходит капитальный ремонт (я просто объясняю, чтоб люди на цифрах видели), 150 тысяч километров – пробег эскалатора. Если мы знаем: по периметру 4 раза вокруг земного шарика эта машина обежала. У нас на сегодняшний день эскалаторы есть, которые по 8 циклов капитальных ремонтов прошли. Это безопасность движения людей. На сегодняшний день я человек ответственный. И у меня существуют соответствующие нормативы организаций, которые проверяют безопасность работы оборудования. Я просто обязан – если я не закрою, соответствующие органы, там Росгортехнадзор, закроют просто станцию как неправомерно эксплуатируемую. Ну, как можно сегодня ставить вопросы: не закрывай станцию, а разрули эту ситуацию? Ну, как можно по-дилетантски ставить эти вопросы?

В. ЛУКАШОВ: Олег Александрович?

О. ЗАСОРИН: Возможно, Владимир Александрович не очень правильно меня понял. Я не против – я за ремонт. Но за ремонт обдуманный. Необходимо было вместе с комитетом по транспорту метрополитену посмотреть, как будут двигаться людские потоки, потоки машин по Петроградке в связи с закрытием «Горьковской». Точно так же «Балтийская» - огромное количество народу с утра не может войти на эту станцию. И это не придумки какие-то.

В. ЛУКАШОВ: Что Вы предлагаете Олег Александрович?

О. ЗАСОРИН: Я предлагаю. Во-первых, Владимир Александрович отвечает только за часть проблем. Есть еще комитет по транспорту, там есть чиновники…

В. ЛУКАШОВ: Вы знаете, судя по публикациям в газете «Смена» за последние недели, за всю транспортную обстановку на Петроградке отвечает именно господин Гарюгин – больше никто практически.

О. ЗАСОРИН: Гарюгин и Кадыров, председатель комитета по транспорту. А кто еще? Руководители должны отвечать.

В. ЛУКАШОВ: Так Ваше предложение какое – что сделать-то нужно?

О. ЗАСОРИН: На мой взгляд, необходимо заменить руководителей, в первую очередь.

В. ЛУКАШОВ: А дальше?

О. ЗАСОРИН: Чтобы другие в следующий раз… Потому что эту ситуацию на «Горьковской» уже не изменить, к сожалению.

В. ЛУКАШОВ: Если б Вы сегодня стали руководителем метрополитена, что бы Вы сделали?

О. ЗАСОРИН: Я не профессионал в этих вопросах – я пассажир. Я живу в этом городе, пользуюсь метрополитеном. Я возмущен. Вместе со мной возмущены очень многие люди. Владимир Александрович понять этого не может. Владимир Александрович, спуститесь в метрополитен, потолкайтесь на «Петроградке», потолкайтесь на «Балтийской» - ощутите всю прелесть того, что Вы производите, какую услугу Вы оказываете. Я не говорю, что Вы – виновник всех бед. Но я говорю о том, что руководитель должен отвечать за работу своего ведомства.

В. ЛУКАШОВ: Владимир Александрович, Ваш ответ.

В. ГАРЮГИН: Понимаете, очень сложно отвечать на голословные вопросы, которые просто сыплются.

В. ЛУКАШОВ: Давайте я все это соберу: может ли начальник метрополитена и будет ли отвечать за транспортную обстановку на Петроградской стороне, пробки и так далее и тому подобное?

В. ГАРЮГИН: Мы отвечаем за транспортную обстановку в метрополитене. Ну как должностное лицо любого ранга может сказать о том, что в городе не должно быть пробок. Так вот декларировать можно любой вопрос. Хотелось бы, чтоб завтра в городе не было пробок.

О. ЗАСОРИН: Так давайте что-то делать.

В. ГАРЮГИН: И завтра, и послезавтра. И делается, и все равно будут. Поскольку темпы автомобилизации нашего города будут быстрее идти, чем возможности дорог. В 90-е годы – такое впечатление, что многие забыли, что это были за годы: по 15 лет не было финансирования, дороги не строились, метрополитен не развивался. И вдруг вот сейчас фантазийно мы приходим: мы хотим, чтоб было больше метро. Метро – это дорогое удовольствие. Строить его – тоже довольно таки долго. Как можно сегодня вот так нафантазировать: прежде чем закрыть станцию, давайте разошьем. Не разошьем – будут неудобства, еще раз повторяю. Какой бы начальник ни был сегодня на метрополитене, на других видах транспорта – проблемы, они скопились. Эти проблемы прошла Западная Европа – она прошла эти проблемы, пока у них не стали и выделенные полосы, и целый ряд стимулов, чтобы уменьшить количество наземного транспорта наверху. Не было бы этих проблем с любой станцией, если бы у нас не был такого количества автомобилей наверху, и наземный транспорт ходил бы, значит, не стояли бы в пробках. Не было бы.

В. ЛУКАШОВ: Я Вас прерву. У нас очень много звонков. Давайте послушаем телезрителей сразу после рекламы на 5 канале.

В. ЛУКАШОВ: Мы продолжаем и, как обещали. Начинаем принимать звонки телезрителей. Добрый вечер, это «Петербургский час», мы Вас слушаем.

ЗВОНОК: Добрый вечер. Меня зовут Олег. Я работаю на станции метро «Петроградская». По работе получается, что ухожу в разное время, с 5 часов до даже 10 часов – бывает так. И не разу не видел хвоста из перехода входа на станцию метро «Петроградская» - ну, максимум, это небольшая очередь на входе. Собственно, я читаю вопрос этот преувеличенным.

В. ЛУКАШОВ: Знаете, Олег, я сам езжу в метро – можно сказать, активный пользователь. Нисколько не преувеличен этот вопрос. Вам, видимо, как-то везло.

ЗВОНОК: Не знаю, возможно. Но я особых проблем не наблюдаю.

В. ЛУКАШОВ: Вы-то что предлагаете? То есть Вы считаете, что все прекрасно и ничего делать не надо?

ЗВОНОК: Конечно же, нет. Ремонт, скажем так, нужен. Закрытие станции «Горьковская» нужно – рано или поздно ресурс кончится ее. Непосредственно ремонт, конечно, нужен.

В. ЛУКАШОВ: Спасибо Вам, Олег. Олег Александрович, у меня к Вам вопрос. Кроме того, чтобы сменить руководителя, Вы пока ничего не предложили. Но то, что станцию метро нужно было закрывать – понятное дело, это вопрос безопасности. Что бы написала бы Ваша газета, если бы (не дай бог) станция продолжала бы работать, и все бы в ней обвалилось. Вот что бы Вы написали как главный редактор газеты «Смена»? Кто виноват был бы?

О. ЗАСОРИН: Я могу Вам сказать, что было в 99-м году. Кстати, по-моему, Владимир Александрович тогда тоже был начальником метрополитена. В 99 году упал козырек, как все прекрасно помнят, на станции «Сенная площадь». Да, можно говорить о том, что в 90-х плохо финансировали, что это лихие 90-е и так далее. Но тем не менее. Я не хочу комментировать этот звонок, потому что человек…

В. ЛУКАШОВ: Нет, Вы на вопрос, Олег Александрович, ответьте: что бы написала газета, если бы, допустим, Гарюгин вместе с комитетом по транспорту пошли навстречу общественности, тем горожанам, которые требуют отставки Гарюгина, и сказали бы: не будем закрывать. А через 3 недели все бы обвалилось. Что бы написала «Смена»?

О. ЗАСОРИН: Может быть, моя позиция непонятна, но я постараюсь ее еще раз все-таки прояснить. Я не против ремонта и не против закрытия «Горьковской». Я говорю о том, что перед тем, как «Горьковскую» закрывали, чиновники должны были продумать маршруты движения людских потоков. Об этом идет речь. Никто не спорит: конечно, «Горьковская» – станция старая, конечно, она нуждается в ремонте. Я нисколько не сомневаюсь, что необходимо ремонтировать и другие станции питерского метрополитена. Нисколько в этом не сомневаюсь. Вот уже в следующем году сказали, что нас ожидает (в следующем, да?) закрытие «Нарвской».

В. ЛУКАШОВ: Давайте у Владимира Александровича спросим. Владимир Александрович, Вы же участвовали во всех совещаниях предварительных и так далее по поводу того, как будет решаться транспортная проблема вокруг «Петроградской». Почему же всех этих вещей-то не предусмотрели, которые месяц уже тянуться?

В. ГАРЮГИН: Все вещи были предусмотрены. И более того. Самый был тяжелый первый день 13 числа. Я убежден глубоко, и уже на опыте своем – не только с 99 года, я значительно раньше работаю на этой должности – убежден в одном: сколько мы станций когда ни закрываем, всегда первые дни проходят тяжело. Потому что человек все-таки надеется: а вдруг я пройду, мне эта станция удобна. Вот, по последним данными, которые я смотрел и анализировал: пассажиропотоки, порядка 22-23% перераспределились на «Спортивную», 15% на «Чкаловскую», где-то порядка 20% на «Площадь Ленина-1» - туда организована подвозка.

В. ЛУКАШОВ: Вы говорите – первые дни. Но спустя 10 дней вице-губернатор Полукеев собрал совещание, и насколько помнится, досталось не только комитету по транспорту, но  и метрополитену тоже.

В. ГАРЮГИН: Нет, но я хочу сказать, было принято решение кардинальное, которое метрополитен принять не может, - закрыть движение автомобильного транспорта по улице Куйбышева.

В. ЛУКАШОВ: То есть в другую крайность пошли?

В. ГАРЮГИН: В какую другую? Давайте мы все-таки реально жить. Вот если бы у нас были пустые улицы, а мы бы повесили везде кирпичей, и в метро не пускали, и транспорт не пускали, тогда я понимаю. Но вот сейчас: Олег Александрович активно пользуется метрополитеном, но по поверхности он тоже, наверно, ходит и видит. Или он считает, что в городе пробок нет? Или он считает, что полное благоденствие? Или он не знает, как на сегодняшний день улица Куйбышева загружена? Он этого не видел никогда? Надо же реально смотреть на вещи. Ведь можно занять такую позицию: хочу, чтобы было все хорошо. Вот в отношении станции метро «Горьковская» - меньше месяца ее ремонтируют. Хотя было много публикаций таких знающих людей из газеты, которые писали: ничего не делают, могли бы побыстрее. Но я могу сейчас привести последние данные: на сегодняшний день в тело тоннеля закачено 120 тонн цемента и пройдено только 30% этого тоннеля.

В. ЛУКАШОВ: А как Вы думаете – поступило предложение (опять же в «Смене» мнение читателя было): не снизить ли цену проезда в метро? Все-таки услуга же стала хуже предоставляться: в «Гостинке» закрыт один вход, «Горьковская» совсем закрыта. Услуга хуже, цена та же.

В. ГАРЮГИН: Товарищи, мы должны понимать: что значит услуга хуже? На сегодняшний день остальные-то станции работают у нас, и до этой станции добраться можно. Вот еще один вопрос. У нас станции метрополитена, учитывая нашу глубину: по западным стандартам – 500-700 метров, у нас – где-то чуть больше километра. Но все равно, даже зона прямой доступности – она не нарушена. Услуга стала хуже? Если мы сейчас будем менять цены, ведь это скажется и на многом другом. 28% - капитальный ремонт в тех доходах, которые мы получаем сегодня от перевозки пассажиров.

В. ЛУКАШОВ: Олег Александрович, у меня по поводу того, что Владимир Александрович говорил, что ничего не делается. Действительно, в интервью, которое было опубликовано с вопросами без ответов, был вопрос: что люди вглядываются из окон метрополитена и не видят, что там происходят за работы. Так ведь вроде всем известно, что на перроне работ не происходит? Не кажется ли Вам, что где-то немножко передернуто?

О. ЗАСОРИН: Могу сказать, что за последнее время ситуация на «Горьковской» изменилась. Насколько известно, работы ведутся сейчас и на перроне. Но во всяком случае, там активная какая-то деятельность: мешки стоят…

В. ЛУКАШОВ: Вчера проезжал – никакой деятельности не видел. Мешки стоят – да.

О. ЗАСОРИН: Вы знаете, и никто не видел. Я допускаю, что работы ведутся в тоннеле, и видели мы это в репортаже. Поэтому возможно, эта претензия чрезмерна. Наша претензия чрезмерна, согласен с этим.

В. ЛУКАШОВ: Ага. На сайте нам пишут (Павел Колотов прислал эту версию): возможно, в газете «Смена» идет PR-акция своего издания, на днях они наехали на наш информационно-аналитический портал www.Сommcenter.Ru насчет негативного мнения об их газете, вот сейчас акция от Засорина против петербургского метрополитена, заведомо популистская. Что можете сказать?

О. ЗАСОРИН: Я могу сказать, что скорее, Павел Колотов сейчас немножко пропиарился – я рад за него.

В. ГАРЮГИН: Вы тоже не слабо пропиарились сегодня.

О. ЗАСОРИН: Спасибо, Владимир Александрович, я стараюсь.

В. ЛУКАШОВ: Олег Александрович, скажите, пожалуйста, после нашей программы новое интервью уже с ответами появится?

О. ЗАСОРИН: Я очень надеюсь, что Владимир Александрович изменит свою позицию в отношении общения с журналистами нашей газеты. И диалог войдет в какую-то нормальную плоскость

В. ЛУКАШОВ: Владимир Александрович, появилось желание улучшить отношения с газетой «Смена»? Мало времени - уже реклама на подходе.

В. ГАРЮГИН: Честно говоря, я никогда от средств массовой информации не прячусь. Но просто я не люблю, когда все слова искажаются и перевираются. Я готов сотрудничать с любой газетой. Но если «Смена» будет писать так, как пишет, я просто эту газету не знаю и замечать ее не буду.

В. ЛУКАШОВ: Хорошо. Значит, будем встречаться в нашем эфире; если вдруг сотрудничество не заладится, – встречаться будем гораздо чаще. Спасибо, что были гостями «Петербургского часа». Олег Александрович, всего доброго.

О. ЗАСОРИН: Спасибо. Всего доброго.

В. ЛУКАШОВ: Владимир Александрович, до свиданья.

В. ГАРЮГИН: До свиданья. Спасибо.

В. ЛУКАШОВ: Сразу после рекламы смотрите «Телекурьер».








ГЛАВНАЯВ МИРЕВ ПЕТЕРБУРГЕОФИЦИАЛЬНОПУБЛИКАЦИИ
Подготовка материалов - "Комитет петербуржцы за общественный транспорт". Presentacia.ru - дизайн и верстка